?

Log in

No account? Create an account

ПРОЕХАЛИ | В ПУТЬ

Говорят, задумывалось кино – но это уж слишком. Изобразительности в романе Антона Понизовского едва хватило на спектакль – который и получился ясным, белесым, простым, как пледы на четырех деревянных скамьях, где приговорены были изнывать, вслушиваясь в чужие судьбы, четыре бездействующих героя.
Роман о переложении слов в слова, о трудности перевода с русского на русский не оставляет ни читателю, ни зрителю никакой иной возможности откликнуться на многоголосое повествование, как только – заговорить самому. Удача Марины Брусникиной, поставившей сценическую версию "Обращения в слух" в театре «Сфера» – сплетничают, как речь урезали, с пяти часов доводя до трех с половиной, – в сработавшей коммуникативности спектакля, пускающего попеременно свет прожектора и внимания на одного-другого зрителя, пока тот, не дождавшись включения, как бы сам для себя, упирая зрачки куда-то внутрь прошлого, пожамкивая толстую сумку, поигрывая сотовым и пожевывая губу, уже принялся рассказывать. Диапазон монологов – от приправленных аншлаговой театральщиной – публике размяться и отдохнуть – исповедей стриптизера и счастливой доярки до выкручивающего слух и нервы, доборматываемого едва слышно, совсем себе, воспоминания о выкидыше в ночном коридоре переполненной больницы.
«Нарраторы» плачут и ерепенятся, принимая на себя труд эмоционального реагирования, пока на обложенном пледами судилище четверо праздных, как бы на несколько часов спектакля свободных от судьбы, человека только и могут, что формулировать и обозначать.
В сравнении с книгой спектакль особенно подыграл либералу Дмитрию, запоминающемуся яркими ироничными афоризмами, в сравнении с которыми почвенная фразеология юноши Федора мало убеждает. Именно в спектакле обнажается неравновесность сил: именно Дмитрий вырабатывает ответы, тогда как Федор только вопрошает. Несмотря на то, что оппоненты молодого героя – и критики-оппоненты романа – воспринимают Федора зашоренным, запорошенным формулами существом, спектакль выявляет, что он-то как раз еще открыт удивлению и сомнению, ему одному тут еще не все ясно, а потому его одного еще можно убедить, обратить.
Может быть, в спектакле стоило сыграть на этом сильнее, показав это эмоциональное колебание героя между сильно говорящими взрослыми и молчаливой сверстницей, симпатии к которой, по мере наворачивания километров речей, только растут.
В конце концов, молодые влюбленные и договариваются помимо слов – эффект, возможный только на сцене: когда она выстукивает ритм-сигнал приборами на столе, а он, вдруг поняв и приняв правила непривычной игры, повторяет узор из этих молчащих, не значащих, но именно поэтому сразу внятных и однозначных звуков.

КТО ЭТО ТУТ?

джейн остен
pustovayava
Валерия Пустовая

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono