?

Log in

No account? Create an account

May. 20th, 2015

В программе Андрея Максимова "Наблюдатель" с директором питерской книжной сети "Буквоед" Денисом Котовым и поэтом Юрием Кублановским говорим о том, чем книга похожа на колесо, открываем принцип чаши в критике и спорим, можно ли поэтов читать в метро:
http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20918/episode_id/1199375/video_id/1175210

May. 9th, 2015

Сначала с балкона посыпались птицы. Потом со двора раздалось: "браво!" Гул нарастал. Над четырнадцатиэтажной нашей головой пролетели восемь, пять и еще восемь. Как гражданские, когда возвращаются через нашу мирную глушь в Домодедовский аэропорт.
День Победы отмечаю, конечно, как день мира, день памяти о его хрупкости и цене. День воскрешения рутинных будней, вольных задач. Удаляющуюся точку, от которой мир рывками, горными перебежками, пустынными бомбардировками и братским котлом движется к новой точке доказательства простой ценности мирного утра.
С днем Победы, все-таки, с днем, когда тишь одолела гул.
Пишу о книге Александра Агеева "Голод" в контексте текущей полемики о критике.
Попутно обращаясь к критическому опыту Ирины Роднянской, Игоря Гулина и Василия Ширяева, полемизируя с вдохновляющим манифестом Евгении Вежлян и отсылая к принципиальным для понимания критической ситуации статьям Владимира Губайловского и Евгения Ермолина:

http://magazines.russ.ru/znamia/2015/5/13p.html
Вынырнув из метротоннелей, по которым машиниста Дмитрия Данилова преследовали бессмертие души, звуки иерихонских варганов и фортепианный перебор клавишника в тюрбане, выслушав лекцию Ани Логвиновой об индейском вампуме и бухте синей шерсти, сокрушившись сердцем под стихи Сергея Жадана в переводе Александра Сороки, поразмыслив о вещей встрече с вошью вместе с Алексеем Кащеевым, смирившись с несовершенством мира вслед за маниакально упорядоченной героиней Александра Снегирева, догнав на перекладных автобусах майский гром с волшебной помощью Ирины Богатыревой, раскачав и раздрожав пространство зала Чеховской библиотеки благодаря стихам Инги Кузнецовой, наслушавшись звона, гуда, рыка и цвенька, в том числе магических бус Ольги Прасс, насмотревшись на танец Павла Кузьмина, а также лично проколыбелив нечто душеспасительное в микрофон, я оказалась в средневековой таверне, где немедленно встретила бродячего барда. Пока в библиотечном зале продолжала буйствовать библоночь, мы прикрыли дверь в закутке с пластиковым чаем и лимонными кармельками, чтобы перевести дыхание, и тут-то встретились.

Ничуть не изменившаяся за десятилетие после выпуска, моя университетская одногруппница Дарья Кулеш когда-то рисовала пляшущих скоттов с волынкой и пела шотландский фолк, а теперь на родине скоттов исполняет с фольклорным ансамблем русские песни. Прибыв из Англии, где теперь ее новый дом, Даша увидела в программе вечера нас с Ингой, тоже выпускницей журфака, и так завершился день, начавшийся для меня с поста Юли Качалкиной о том, что на нашем факультете сворачивают литературу.

Журфак, я так понимаю, хотят превратить в курсы по натаскиванию журналюг на медиакорм. Ряда практических предметов там в наше время, и правда, не хватало. Но, кажется, их не собираются вводить - иначе не пришлось бы другой выпускнице журфака, сделавшей это фото, с трудом пробивать спецкурс по экономической журналистике.

В любом случае университетский журфак - это не курсы повышения квалификации. Это место, активизирующее творческие токи в личности, факультет, откуда начинаются все пути, от режиссера до писателя, от редактора до певицы, и журналистов там тоже делали таких, которые умеют видеть мир за рамками редакционного задания. Без литературы, теории литературы, истории искусств и творческих семинаров факультет рискует превратиться из сообщества мыслящих в кузницу винтиков. Что способствует отладке агитационно-развлекательной машинерии, но вряд ли имеет отношение к задачам университетского образования.

ИГРА В БИСЕР: "Поединок"

О вопросах существования в армии и половой суете в любви:

"Поединок" Куприна обсуждаем с писателями Сергеем Шаргуновым и Виктором Ремизовым и доктором филологических наук Иваном Есауловым:

http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20921/episode_id/1189041
Вчера впервые подумала, чего это я в центр на Пасху поехала, когда дома такой большой теплый грохочущий храм? Братеевский новодел с диагональными рядами окон пристроили к чуть ранее появившейся маленькой деревянной церковке, терявшейся в кругу многоэтажек. В ней было тесно и хорошо слышно, а теперь, кроме служб в семь утра, закрыто на веревочку. Под новым большим куполом открылись пустые белые стены, рассеянная акустика, по-театральному блестящие плиты пола и поначалу присылаемые на окраину, как в командировку, священники.

Но движение пространства, начавшееся с роста малой церковки в большую, распространилось, и вокруг храмовой территории образовалось одно из немногих в районе пространств силы, подобравшее и провал пустыря между домами, теперь засаженный тонкими деревцами и плоскими фонарями, и кружную дорогу, выруливающую на увд и автомойку, и узкую, как для голубей, речку Городню, и мистически возвышавшийся и наверняка мусорного происхождения холм, который мы давно прозвали Фудзиямой и с которого зимой на санках, а летом обозревать бедные окрестности, и наконец самую любимую мою теперь станцию метро имени улицы, где живу, хоть и в трех остановках от дома, с двумя стеклянными входными павильонами – главный глядит на две наши церкви, каменно-желтую и серенькую деревянную, витражом с красными алма-атинскими яблоками. Пространство уравновесило старый торговый центр района, захвативший в плотное кольцо супермаркетов едва замерзающий зимой отстойник, где я в детстве провалилась под тонкий лед вместе с санками – какой-то мальчик за санки и потянул, а вытащил заодно и меня.

Эта линия продуваемости, продышанности района, чудесный провал пустоты, просматривалась бы и дальше, если бы не приткнутые в конкурентной близи «виктория» и «лента», до самой набережной Москвы-реки, но и с этой препоной хорошо проглядывается, вдохновляет глаз парадная симметрия района: от воды до воды, от соседок-церквей до соседей-супермаркетов, от пустынной аллеи у метро до пустотного неба над прудиком. От подростков, кучкующихся у круглосуточного окна только что открытого местечкового макдоналдса, до утепленных бабушек с красными лампадками, торопящимися во втором часу ночи к дальней, побойчее, остановке неторопливых районных автобусов.

Вчера на белых стенах после позолот центрального Ивана Воина глаз отдыхал, и вспомнилась такая же белая, простецкая высь много пережившего соловецкого храма. С переполненной местной службы трансляцию в этот раз не вели, но с дороги все равно было слышно праздничный хор, осенявший отдохновенную воздушность пространства живительным смыслом.

Христос Воскресе!
Андрей Василевский сказал: все потому, что Лета моя студентка в Лите.
Павел Крючков сказал: все потому, что у Леты в волшебных помощниках ходят Веселовский и Потебня.
Данила Давыдов сказал: все потому, что современная фольклористика это не как в 19 веке, это когда слышат звук. И что как фольклорист подходит к бабушке, так Лета подходит ко всему миру.

Лета прочла: "Я знаю, что нужно делать", и подписала книги левой рукой.

Цикл "Надписи на прялках" Лета исполнила под варганный наигрыш Ирины Богатыревой.
Потом к Ире подошел любознательный зритель с непременным вопросом, откуда в этой штучке звук? Откуда надписи на прялках, Лета объяснила сама.

Добавлю кстати, что "Перо и варган" - вечер дуэтов литераторов и варганистов, состоявшийся два года назад, задумано заново собрать в готовящуюся Библионочь 24 апреля.
Мария СТЕПАНОВА о вытеснении неповторимого настоящего - ритуально воспроизводимым прошлым. Стилистическая логика эссе, впрочем, оставляет от первой половины текста ощущение той же завороженности прошлым, с которой пытается справиться автор. Прошлое и тут остается энергетическим источником, иррациональной приманкой. Наверное, потому, что для настоящего, для неповторимого надо еще наработать такой же богатый и глубокий слой образов, чувств, ассоциаций. Сам настоящий момент жизни должен стать чувственно ощущаемой ценностью. "Радоваться", "сидеть и смотреть", "есть, молиться, любить" - пока эти разноприродные в литературном отношении опыты работы с настоящим не сложились в направление, способное конкурировать с валом исторических реконструкций и имитаций.
http://www.colta.ru/articles/specials/6815

Mar. 14th, 2015

На передаче Швыдкого привожу в качестве аргументов романы Сергея Кузнецова, Алексея Иванова, Антона Понизовского и Ксении Букши)
http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20862/episode_id/1176834/video_id/1146450

Mar. 14th, 2015

Приняла участие в телеигре для школьников, где вопросы русского языка решала настоящая звезда - из сериала "Дальнобойщики". В перерыве к актеру подошел мальчик и завел восторженную беседу об автомобилях. Меня же в шоу привлекла заключительная часть - подготовленные ребятами инсценировки в жанрах трагедии, комедии и драмы. Костюмы и знание модного русского впечатлили. Если не литературная, то театральная смена растет)
http://mirtv.ru/video/11931/

КТО ЭТО ТУТ?

джейн остен
pustovayava
Валерия Пустовая

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono